Voennoe_obozrenie

"Военное обозрение", Москва, 2 апреля 2013

Автор: Игорь Сулимов

RaspletinВ начале 90-х годов многие прежде засекреченные образцы отечественной боевой техники стали непременными участниками международных выставок и салонов. Большой интерес иностранных специалистов вызвал целый ряд зенитных ракетных систем противовоздушной обороны, успешно конкурирующих с лучшими зарубежными комплексами и даже превосходящих их по ряду характеристик. Однако имена ученых и конструкторов, первыми начавших разрабатывать данное направление вооружения российской армии, и поныне известны только узкому кругу экспертов.

Массированное применение самолетов в ходе Второй мировой войны показало недостаточную эффективность имеющихся средств ПВО, включавших в себя истребительную авиацию и зенитную артиллерию. Работы по созданию первого советского зенитного ракетного комплекса были начаты уже в послевоенные годы на базе исследований немецких ракет: «Тайфун», «Рейнтохтер», «Шметтерлинг» и других. Основное внимание специалистов из НИИ-88 было сосредоточено на первой в мире зенитной управляемой ракете «Вассерфаль», которая после ряда усовершенствований получила кодовый номер Р-101. Были проведена серия испытаний, однако руководство страны в то время еще недостаточно хорошо понимало всю важность подобных работ. Основные ресурсы были перенаправлены на исследование баллистических ракет дальнего действия, а работы над модернизацией трофейной ракеты – прекращены. Однако оснащение бомбардировщиков ядерным оружием и обострение холодной войны в начале пятидесятых годов создали реальную угрозу нанесения ударов с воздуха по объектам нашей Родины. Для защиты страны требовалось оружие принципиально нового типа. В сложившихся условиях Иосифом Сталиным была поставлена задача – создать передовую, полностью непроницаемую противовоздушную оборону Москвы. В ходе обсуждения было принято решение о разработке и строительстве крупнейшего на то время зенитно-ракетного комплекса для обороны столицы, который мог бы отразить массированный налёт с участием более одной тысячи самолетов противника. Для скорейшего создания данной системы были приняты чрезвычайные меры.

Для руководства всеми работами при Совете Министров СССР было создано Третье Главное Управление ДГУ, находившееся в подчинении у всесильного в то время Лаврентия Берия. В 19500ом году в обстановке абсолютной секретности было сформировано мощное головное конструкторское бюро, вошедшее в историю под названием КБ-1. В его состав были переведены ведущие ученые и специалисты страны, а также целые толпы выпускников гражданских и военных вузов. К работам подключили десятки конструкторских и проектных предприятий, одновременно организовав широкую кооперацию заводов для серийного производства необходимых для системы средств. В низовьях Волги началось строительство испытательного зенитного полигона Капустин Яр.

Главными конструкторами системы, получившей кодовое обозначение «Беркут», были назначены: специалист по радиотехнике Куксенко Павел Николаевич, еще до войны ставший известным, как выдающийся ученый-конструктор и сын Лаврентия Берии – Сергей Берия, только окончивший Военную Академию связи. Заместителем главного конструктора и начальником радиолокационного отдела КБ-1 был назначен Александр Андреевич Расплетин.

Родился Александр Расплетин 25 августа 1908-го в купеческой семье, в волжском городе Рыбинске. Его отец погиб, когда мальчику было всего десять лет. В школе Расплетин увлекся радиоделом, вступил, а вскоре и возглавлял местный радиокружок. Когда Александр подрос, его приняли в Бюро Общества радиолюбителей Рыбинска. После окончания школы он отправился работать кочегаром – необходимо было хоть как-то кормить семью, а другой работы не было. При первой возможности Расплетин сумел устроиться на работу радиомехаником, чтобы продолжать заниматься своим любимым делом. В Рыбинске он выполнил первую конструкторскую разработку – собственноручно создал коротковолновый передатчик. В целях дальнейшего профессионального роста в 1930-ом году Расплетин сменил место жительства, переехав в Ленинград, где стал трудиться механиком на радиозаводе. После смены на предприятии он учился на вечернем отделении в Электротехническом институте. В 1932-ом году его включили в группу, занимающуюся разработкой первых отечественных телевизоров, где он с успехом выполнял работу инженера, а вскоре после окончания института стал руководителем группы. При непосредственном участии Александра Андреевича перед войной были созданы первые отечественные телевизионные приемники.

Когда началась Великая Отечественная, Расплетин был задействован в оборонной тематике, его усилиями создавались войсковые радиостанции. Во время блокады в Ленинграде он потерял мать и жену. Самого Александра Андреевича, едва живого, больного дистрофией, зимой 1942-го года эвакуировали в Красноярск.

Из воспоминаний коллеги, крупного ученого в области радиолокации и микроэлектроники Богдана Федоровича Высоцкого: «Путь таланта и гения Расплетина пролегал через неведомую в то время область наземной радиолокации, впоследствии сделавшей возможным создание станции наземной артиллерийской наводки».

В 1943-ем году в Москве был основан Центральный НИИ радиолокации, в который были направлены лучшие специалисты страны. В это учреждение получил назначение и Расплетин. Годы работы Расплетина в Центральном научно-исследовательском институте были очень плодотворны: за семь лет он создал четыре образца принципиально новых радиотехнических устройств военного назначения. За разработку СНАР – станции радиолокационной наземной артиллерийской разведки – Александр Андреевич и его ближайшие сотрудники были удостоены Сталинской премии. Небольшая часть полученного вознаграждения была потрачена ученым на покупку автомашины, а на оставшиеся деньги он организовал банкет для всех сотрудников института. Здесь же в ЦНИИ в 1947-ом году Расплетин успешно защитил кандидатскую диссертацию и вошел в Ученый Совет.

В 1950-ом году после перехода Расплетина в КБ-1 на него было возложено крайне ответственное поручение по выбору структуры системы обороны Москвы, а также проектирование ее радиолокационных средств. В кратчайшие сроки он разработал решение на много опередившее свое время. Созданный Расплетиным радиолокатор впервые в мировой практике был многофункционален. Он обеспечивал не только обнаружение и сопровождение до двадцати целей, но и одновременное наведение на них ракет. Для обороны Москвы потребовалось установить пятьдесят шесть подобных устройств. При использовании существовавших до этого локаторов их потребовалось бы более тысячи. Проектирование средств системы шло настолько высокими темпами, что пробные запуски ракет на полигоне были начаты уже через два года.

По рассказу бывшего начальника полигона, маршала артиллерии Павла Николаевич Кулешова: «Самый сложный, подготовительный период был успешно завершен в достаточно короткие сроки, и прежде всего потому, что военные встретили в лице заместителя генерального конструктора человека с могучим умом, честного, самокритичного, откровенного, работающего с полной отдачей на благо Родины. С первых дней совместной работы с Александром Андреевичем между нами установилось полное взаимопонимание и ответственность за порученное дело».

В результате успешных испытаний на полигоне 26 апреля 1953-го года впервые в истории зенитным ракетным комплексом был сбит стратегический военный бомбардировщик ТУ-4, переоборудованный в радиоуправляемый самолет-мишень. В этот день родился совершенно новый вид оружия.

Данная система получила название С-25, а Александр Расплетин, вскоре после ареста Лаврентия Берия, был назначен главным конструктором. В мае 1955-го года зенитно-ракетный комплекс С-25 был принят на вооружение и поставлен на боевое дежурство. Он был настолько удачным, что более трех десятилетий превосходил все зарубежные аналоги. За разработку системы Расплетину была присуждена степень доктора технических наук, а также присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

Необычайно эффективный для своего времени комплекс С-25 оказался, к сожалению, очень дорогим и сложным в производстве. По окончанию работ по строительству противовоздушной обороны столицы вокруг Москвы были развёрнуты три кольца ПВО, две тысячи километров подъездных путей, пятьдесят шесть стартовых позиций многоканальных ЗРК и соответственно пятьдесят шесть зенитных ракетных полков. Однако дальнейшее распространение системы было приостановлено по экономическим причинам.

Для дальнейшего развития противовоздушной обороны нашей страны с ее огромными просторами требовались комплексы совершенно другого класса – подвижные и мобильные. И Александр Андреевич взялся за создание таких систем. Первая из них получила название С-75. Непосредственным руководителем работ по созданию радиолокационных средств данного комплекса Расплетин назначил своего заместителя – Бориса Васильевича Бункина, а главным конструктором ракеты стал Петр Дмитриевич Грушин. Все средства системы размещались в перевозимых кабинах и прицепах и могли быть развернуты за шесть часов. Всего было создано три модификации системы, последняя из которых, трехкабинный вариант, выпускалась большими сериями. Система С-75 имела очень высокие характеристики и превосходила все зарубежные аналоги того времени. Она стала основным оружием противовоздушной обороны, щитом и мечом нашей Родины. Ее широко использовали в войсках ПВО, в сухопутных войсках, устанавливали на кораблях. С-75 покупали десятки дружественных нам государств. И в любых климатических условиях – в жарких пустынях, тропических джунглях, на крайнем Севере – система демонстрировала высокую надежность и эффективность.

Одна из первых встреч с реальным противником состоялась 1 мая 1961-го года под Свердловском. Системой С-75 был сбит считавшийся неуязвимым американский самолет-шпион U-2, пилотируемый летчиком Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Летчик спасся на парашюте и был взят в плен. Но настоящую боевую проверку система с успехом прошла во Вьетнаме.

В 1964-ом году американцы развязали войну против Северного Вьетнама и, не встречая сопротивления, буквально засыпали бомбами страну. В порядке оказания дружественной помощи во Вьетнам были поставлены подвижные системы С-75 и положение кардинально изменилось. За годы войны во Вьетнаме советскими комплексами было уничтожено несколько тысяч американских самолетов, в том числе несколько десятков хваленых стратегических бомбардировщиков В-52. Война во Вьетнаме, как известно, была проиграна американцами. Огромную роль в победе сыграл ракетно-зенитный комплекс С-75, принеся славу ее создателям во главе с Александром Андреевичем Расплетиным.

Почти одновременно с С-75 Расплетин начинает работу над ракетно-зенитным комплексом, предназначенным для борьбы с низколетящими целями, получившим название С-125. Как зарождалась эта система, вспоминает известный летчик Георгий Филиппович Байдуков, бывший в тот период начальником Главного Управления Министерства обороны, ведающего заказами вооружения ПВО: «Мне, как начальнику Управления, бывшему командиру штурмового корпуса было совершенно ясно, что самолеты летают не только на двенадцатикилометровой высоте, но и на высоте двенадцати метров и над лесом. Скорости также растут и просто необходимо иметь оружие против низколетящих целей. Мы много разговаривали о подобном защитном комплексе. Я, как бывший пилот, настаивал, что такая система должна работать с двадцатиметровой высоты на приличную дальность. Вначале был задуман ракетно-зенитный комплекс, действующий на пятисотметровую высоту и пятьдесят километров по дальности, но когда начали работать над ним, то оказалось, что под силу еще более низкая высота – пятьдесят метров. Так и появилась С-125».

Мобильная система С-125 размещалась в кабинах и прицепах и могла уничтожать воздушные цели, летящие с любого направления. Она тоже поставлялась во многие страны мира и, в частности, использовалась в арабо-израильском конфликте. Оба комплекса С-75 и С-125 состояли на вооружении отечественных войск ПВО более тридцати лет, сохраняя при этом высокую эффективность при борьбе с современными и перспективными целями.

Для борьбы с самолетами, носителями крылатых ракет, в шестидесятые годы под руководством Александра Расплетина была проведена огромная работа по проектированию нового ракетно-зенитного комплекса С-200. Данная система обеспечивала уничтожение самолетов на больших дальностях до рубежа сброса крылатых ракет. В С-200 были реализованы принципиально новые технические решения, не использовавшиеся нигде ранее. На борту зенитной ракеты впервые была применена полуактивная головка самонаведения. Система также является универсальной и обеспечивает уничтожение на больших дальностях и высотах любых типов пилотируемых самолетов, а также эффективно поражает в широкой зоне малоразмерные скоростные беспилотные цели. Многие характеристики этого комплекса до сих пор остаются непревзойденными.

В 1958-ом году Расплетин был избран членом-корреспондентом, а в 1964-ом – действительным членом Академии наук. Его коллега по Академии, лауреат Нобелевской премии Александр Михайлович Прохоров вспоминает о нем так: «Когда я познакомился с Александром Андреевичем, то сразу понял, что этот человек является большим талантом, который прекрасно разбирается во многих областях науки и техники. Я был наслышан, что он всегда помогает коллегам своими советами и своей эрудицией. Благодаря его способностям в настоящее время в нашей стране созданы ракетно-зенитные комплексы, которые превосходят существующие в других странах аналоги. Это направление развивается дальше, потому что задачи все время усложняются. И основателем этого был именно академик Расплетин, которого в нашем отделении любили и уважали все до последнего человека».

В 1966-ом году Александр Расплетин выступил с предложением о создании единой для всех видов вооруженных сил многоканальной подвижной зенитно-ракетной системы, основанной на последних достижениях в области радиолокационной и ракетной техники. На замену ранее созданным комплексам пришла уникальная, грозная С-300, которая обеспечивала уничтожение любых существующих активных аэродинамических целей, включая все типы крылатых ракет, летящих как на больших, так и на малых и даже предельно малых высотах. Одновременно она могла поражать до шести целей. Время развертывания с марша составляло всего пять минут. По ряду основных характеристик этот ракетно-зенитный комплекс превосходил американскую систему «Пэтриот» аналогичного класса. Разработку комплекса С-300, уже после смерти Александра Андреевича завершил его приемник, дважды Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской и Государственной премий академик Борис Васильевич Бункин. Ракеты для системы были разработаны под руководством Петра Дмитриевича Грушина.

Б.В. Бункин так вспоминал о работе с А.А. Расплетиным: «Он был не только нашим учителем, но и нашим воспитателем. Обучал нас таким образом, чтобы мы могли самостоятельно применять системный подход. Он потрясающе много знал, но в процессе своей работы мог обучаться, умел взаимодействовать с людьми и, понимая суть проблемы, всегда находить оптимальное решение. Он собрал коллектив, который воспринял его идеи, он передал нам свои знания, и мы очень ему благодарны за это. Кроме того, он являлся и является создателем нашего предприятия, в структуре которого предусмотрена разработка всех ключевых компонентов системы. Зенитно-управляемое ракетное оружие обеспечивает борьбу с самым динамичным видом наступательного оружия, а именно с авиацией. Нам приходилось применять самые последние достижения науки и техники для того, чтобы эффективно противодействовать авиации противника. Только системный подход к решению подобных задач, благодаря воспитанию Александра Андреевича, позволил нам создавать устройства, которые могут решать задачи с наибольшей эффективностью при минимальных аппаратных и финансовых затратах. Методика Александра Андреевича была воспринята многими институтами и конструкторскими бюро нашей страны. Руководители этих заведений по большей части ученики Александра Андреевича».

После смерти великого ученого правительство установило премию Российской Академии наук его имени, которая и ныне присуждается за выдающиеся разработки в области радиотехнических систем управления.

Александр Андреевич всю свою жизнь оставался очень скромным человеком. Он имел небольшую дачу под Москвой, где любил проводить выходные. Многое там сделано его руками. История сохранила недопустимо мало документальных кадров о жизни этого человека – всего лишь один любительский фильм, да несколько фотографий. У него почти не было свободного времени. И в военные, и в послевоенные годы главным для него всегда была работа. Александр Андреевич трудился без отпусков, но в общении всегда оставался веселым и жизнерадостным человеком. Своей энергичностью и непосредственностью мог легко увлечь каждого, кто находился рядом с ним. Даже сбор грибов, которые повсюду росли на дачном участке ученого, Расплетин превращал в забавную игру. Заранее обойдя территорию, он оставлял у найденных грибов записки с баллами. Тот, кто больше всех набирал баллов, получал от него памятные сувениры. Также Расплетин страстно любил рыбалку и даже в последние дни жизни просил привезти ему в больницу котлярской ухи. Ему нравились веселые розыгрыши, он всегда был желанным гостем в пионерском лагере своего предприятия, любил общаться с молодежью, видя в ней будущее нашей страны.

Расплетин пользовался огромным авторитетом среди сотрудников коллектива. Прекрасно разбираясь в людях, он для каждого находил место по его таланту и уровню подготовки. Умел зажечь подчиненных, замечал и поддерживал любую творческую находку. За промахи ругал, но не обидно, не унижая человеческого достоинства.

Скончался Александр Андреевич в расцвете творческих сил, когда ему было всего 59 лет. Его похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище. В честь конструктора был назван кратер на обратной стороне луны, его имя носит ГСКБ Концерна ПВО «Алмаз-Антей», улицы в Москве и Рыбинске. Но главным памятником Александру Андреевичу являются созданные им комплексы вооружения, обеспечившие надежную защиту воздушных рубежей нашей Родины. Создание и внедрение в производство каждой из этих систем поднимало нашу науку и промышленность на более высокий научно-технический уровень. Есть люди, предопределившие своей яркой творческой жизнью и трудовыми свершениями направление в развитии не только трудовых коллективов, но и целых отраслей производства. Александр Андреевич Расплетин, бесспорно, является одним из блистательных алмазов в плеяде талантливейших ученых нашей великой страны.

 

Архив новостей

Видео

70-летие Великой Победы

70-летие Великой Победы


Website development - Redsoft