60 лет назад на полигоне Капустин Яр была впервые выполнена успешная стрельба по самолету-мишени

9 августа 1950 года вышло постановление Совета Министров СССР № 3389-1426 за подписью И.В. Сталина о создании суперсовременной эффективной системы противовоздушной обороны городов и стратегических объектов под шифром «Беркут».

B-200_60_letРадиолокационная станция

Она должна была строиться на основе принципиально нового класса оружия – зенитных управляемых ракет. Через месяц после образования КБ-1, в сентябре 1950 года, постановлением Совета Министров СССР был определен будущий разработчик зенитной управляемой ракеты (ЗУР). Выбор пал на ОКБ-301 – известное авиационное конструкторское бюро Семена Алексеевича Лавочкина.

Согласно первоначальному замыслу система «Беркут» должна была состоять из следующих подсистем и объектов:

  •  два кольца (ближнее и дальнее) системы радиолокационного обнаружения на базе РЛС 10-сантиметрового диапазона (шифр А-100);
  •  два  кольца  (ближнее  и  дальнее)  РЛС  наведения  зенитных  ракет  (шифр  РЛС – изделие Б-200);
  •  размещаемые у станций Б-200 и функционально связанные с ними пусковые установки зенитных управляемых ракет (шифр ракеты – В-300);
  •  самолеты-перехватчики, вооруженные ракетами «воздух-воздух», барражирующие в зонах видимости радиолокационных станций А-100 (шифр – Г-400). 

Так открывалась героическая страница истории создания системы ПВО Москвы и Московского промышленного района – системы «Беркут» (с 1953 года – С-25).

Начав практически с нуля, специалисты КБ-1 с задачей справились в рекордный срок, точно выдерживая график выполнения. Уже 26 апреля 1953-го произведены пуски по самолету-мишени. Впервые в нашей стране осуществлено поражение реального самолета – бомбардировщика Ту-4.

О событиях 60-летней давности и пойдет сегодня речь.

Контрольные испытания опытного образца радиолокационной станции Б-200 в городе Жуковском закончились к 20 сентября 1952 года. Центральный радиолокатор наведения (ЦРН) был разобран, погружен в железнодорожный эшелон и отправлен в Капустин-Яр уже для проведения стрельбовых испытаний. В этом же эшелоне на полигон уехали и обеспечивавшие работу в Жуковском специалисты КБ-1.

В первых числах октября огромный сложный радиолокатор после его доставки в Капустин-Яр и монтажа на испытательной площадке был проверен в работе специалистами, после чего началась стыковка ЦРН с аппаратурой стартовой позиции и его облеты самолетами, оборудованными ответчиками, разработанными для установки на ракету В-300. Это позволяло выполнять сопровождение самолетов по целевому и ракетному каналам, в ходе которого записывались разностные ошибки между сигналами цели (самолета) и ответчика. По их величине определялась готовность станции наведения к последующим испытаниям. Также со стартовой позиции полигона производились автономные пуски ракет. В них по результатам телеметрических записей определялись работоспособность и функционирование всех комплектующих ракету устройств, в том числе бортовой радиоаппаратуры и автопилота.

В октябре 1952 года ЦРН и ракеты были готовы к совместным испытаниям. К концу месяца успешно осуществили захват и автоматическое сопровождение ракеты.

Первый пуск в замкнутом контуре управления был проведен 2 ноября 1952 года по имитируемой неподвижной «цели» – «по кресту» (точка пространства, заданная соответствующей выставкой систем сопровождения цели по угловым координатам и дальности). Он также прошел в штатном режиме.

Дальнейшие испытания стрельбового комплекса продолжались сначала по движущейся имитируемой, а затем и по реальной цели в виде уголкового отражателя, сбрасываемого на парашюте с самолета Ту-4 на высоте 10 км. Стрельбы по имитируемым целям велись ракетами в телеметрическом варианте без боевого снаряжения. В этом режиме были отработаны все точки зоны поражения на высотах от 3 до 25 км.

После успешных пусков по парашютным мишеням, в которых проверялись функционирование радиовзрывателя и осколочной боевой части, в марте 1953 года было принято решение дальнейшие испытания проводить по самолетам-мишеням, в качестве которых использовались выработавшие ресурс винтомоторные бомбардировщики Ту-4 (аналоги американских бомбардировщиков Б-29).

На эти стрельбы вместе с С. Берия прибыли имевшие очень большой вес в советской оборонке начальники: от ПГУ (Первое главное управление при СМ СССР) – Б. Ванников, от ТГУ (Третье главное управление при СМ СССР) – В. Рябиков и председатель НТС ТГУ А. Щукин. Ответственный руководитель испытаний В. Калмыков и А. Расплетин уже были на полигоне. Пуски проводились с 26 апреля по 18 мая 1953 года.

Самолетов с радиоуправляемыми взлетом и полетом по трассе в то время еще не было. С аэродрома соседней с Капустиным Яром Владимировки летчики поднимали самолет-мишень, за которым следовали два самолета сопровождения. После вывода Ту-4 на заданную высоту и курс экипаж покидал самолет, о чем следовал доклад пилотов одного из самолетов сопровождения. При входе цели в зону поражения самолеты сопровождения отходили от нее на безопасное расстояние. У них, кстати, была еще одна задача: сбить мишень в случае неудачной стрельбы комплекса.

Pusk_ZUR_SRS_S-25  Podriv

 

 

 

 

 

 

 26 апреля 1953 года запомнилось специалистам КБ-1, испытателям полигона и членам комиссии навсегда. Пуском трех ракет был сбит первый самолет-мишень. Этот день по праву считается не только днем рождения нового вида оружия, способного эффективно поражать самолеты и другие аэродинамические средства воздушного нападения при любых погодных условиях днем и ночью, но и датой рождения зенитных ракетных войск.

До 18 мая было сбито еще четыре самолета-мишени Ту-4. От постановки задачи по созданию совершенно нового вида вооружений – системы зенитного управляемого ракетного оружия, от рождения идей, положенных в основу ее решения, до проведения стрельб по самолетам-мишеням прошло менее трех лет.

Евгений Иванович Никифоров
директор музея ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей»

Архив новостей

Новости

Видео

70-летие Великой Победы

70-летие Великой Победы

Книги


Website development - Redsoft